Сайт противодействия экстремистским настроениям в обществе

Ловушка неоязычества. Опасные заблуждения современной молодежи

Двадцатый век — эпоха тяжёлых потрясений во многих сферах жизни. Ломка устоев, быстрая смена идеологий, социальная неустроенность, разочаро­ванность в традиционных религиях, ощущение духовной пустоты — всё это и многое другое послужило причиной возникновения многих новых религиозных движений (НРД) и сект. Наряду с псевдобиблейскими и псевдохристианскими НРД (вроде «Свидетелей Иеговы»), а также НРД, возникшими на базе восточ­ных мистических учений и прак­тик, подчас изменённых до неузнаваемости (например, движение кришнаитов), всё большее распространение по­лучают неоязыческие НРД.

О чём говорит сам термин «неоязычество»? Что такое языче­ство — нам известно. Так называется совокупность дохристианских народных верований, обрядовых и магиче­ских практик. Приставка «нео-» означает «новое». Таким образом, речь идёт о новом язычестве. Важно отметить это различие между нео­язычеством и традиционными этническими культами (т. е. собственно языче­ством). Последние имеют в той или иной степени сохранив­шуюся традицию и распространены, как правило, среди народов, отчасти сохранивших архаиче­ский образ жизни. В России это волжские, северные, си­бирские и дальневосточ­ные народы: марийцы, якуты и другие. Неоязычество же всегда подразумевает разрыв традиции. Действительно, можно констатировать факт: славянское язычество умерло. Да, в нашем народе веками сохранялись некоторые архаичные обряды, пред­ставления о мире, кото­рые можно связать с дохристианскими верованиями. Конечно, встречалось «двое­верие», существовало т. н. «народное христи­анс­т­во», вобравшее в себя неко­торые пережитки язычества. Всё это объясняется известной фразой Лес­кова: «Русь была крещена, но не просвещена». Но можно отметить и то, что многое зависит от интерпретации: некоторые праздники и обряды получили христианское переосмысление, были как бы «воцерковлены». Например, масле­ница — языческий обычай провода зимы, стала частью сы­ропустной седмицы перед Великим Постом, временем примирения с ближ­ними и прощения обид. (Именно на этом следует акцентировать внимание в наше вре­мя, а вовсе не на обряде сжигания чучела, действительно имеющим язы­ческое происхождение и нередко травмирующим психику ребёнка).

Так или ина­че, практически с момен­та Крещения Руси мировоззрение нашего народа стало преимущественно христи­анским. Какой-то чётко оформленной языче­ской традиции не сохранилось. Справедливо­сти ради следует отметить, что часть неоязычников признаёт это и говорит о «ре­конструкции» древних верований, которая, впрочем, редко имеет серьёзное научное обоснование. Некоторые идут и дальше, открыто заявляя о синкретич­ности своих учений. Однако многие утверждают преемство традиции, якобы сохранившееся тайными волхвами. Поэтому они не приемлют приставку «нео-», а либо говорят о себе как о язычниках, либо дают другие названия, наи­более распространённое из которых в России — родноверы.

Соот­ветственно, сама их религия (если возможно говорить о неоязычестве как о религии) полу­чило название «родноверие». Наряду с родноверами, в России имеются и дру­гие неоязычники — но я говорю именно о родноверии как наи­более яр­ком и опасном направлении неоязычества. Ещё в 1934 г. на территории Галичины было основано движение «Родная вера». Позже возникла организация под названием «РУНВира», основатель ко­торой Лев Силенко имел связи с абвером, а позже провозгласил себя «про­роком», украинцев же называл «ориями» (ариями), приписывая им заслугу соз­дания основ мировой цивилиза­ции. И ныне «рiдновiри» из разных организаций весьма активны на территории Украины… Показателен следующий недавний случай: в Черкасской области летом 2014 г. была официально зарегистрирована как славянские неоязычники религиозная община «Божичи», после чего вы­яснилось, что это общество себя позиционирует как сатанисты.

Истоки же российского родноверия относятся к 1970-м гг., причём интерес­но, что его идеи продвигались не только самиздатом, но и издательством «Мо­лодая гвардия», которое начало издавать альманахи «Тайны веков» и «Дорога­ми тысячелетий». Это находило поддержку со стороны ЦК ВЛКСМ, в котором счи­тали возможным увлечь таким образом молодёжь. Немалую роль сыграла т. н. «Велесова книга», появившаяся в среде русских эмигрантов как якобы перво­ис­точник, сообщающий о славянской истории и верованиях са­мых древних вре­мён. У последующих неоязычников она получила статус чуть ли не «свя­щен­ного писания» и до сих пор сохраняет своё значение (хотя и не все совре­менные неоязычники опираются на неё). Существует научное опровер­же­ние этой книги, но оно гораздо менее известно — так же как псевдонаучные опусы лжеисторика Фоменко популярны гораздо больше, чем труды серьёзных исто­риков. Т.о., можно утверждать, что по крайней мере у истоков неоязычества есть в т.ч. и политические причины. В 1980—1990 гг. возникло до­вольно большое число неоязыческих общин, ко­торые росли, объединялись друг с другом и распадались. Процесс развития нео­языческих организаций продолжается по сей день.

Родноверие не имеет еди­но­го лидера, общей структуры и подразделяется на множество организаций и групп, взгляды которых существенно различаются. Родноверческие общины и объ­единения могут быть как авторитар­ными, так и весь­ма аморфными. Многое за­висит от лидера(-ов), их взгля­дов и политики в отношении рядовых членов. В ряде случаев родноверче­ские группы имеют признаки тоталитарных сект. Среди внешних факторов возникновения и развития родноверия исследо­ватель А. Гайдуков выде­ляет следующие: Социально-культурный фактор: распад единой официальной идеоло­гии, навязываемой в СССР на протяжении десятиле­тий. В 1980-е годы и даже ранее уже многие представители творческой интеллигенции понима­ли её абсурдность и искали альтернативу — пусто­та в душе должна быть чем-то заполнена. В перестроечные времена люди обратились к духовно­му наследию предков. Большая часть населения на­шла себя в Правосла­вии, но некоторые увлеклись поиском новых путей «духовного раз­вития». Тогда-то и сложился интерес к дохристианской культуре, подогреваемый в т. ч. трудами «Язычество древних славян» и «Язычество Древней Руси» академика Б. А. Рыбако­ва, а также последовавшими за ними научно-популярными изданиями, беллетристикой, фольклорными ансамблями и т.д.

К сожалению, эта же тенденция продолжает сохранять­ся и сейчас. Социально-экономические и социально-структурные условия: соци­альные потрясения и экономическая неустроенность также сыграли свою роль. Стремление к «золотому веку», светлому прошлому — будь то 1913 г. или же идеализированный дохри­стианский языческий период — харак­терны для эпохи перемен. При этом решение вопроса «кто виноват?» при­водит к национализму, антисемитиз­му и ксенофобии, весь­ма свойствен­ным неоязычеству. Социально-политический фактор связан с экономическим. Среди неоязычников заметно, особенно в по­следнее время, стремление оказать влияние на власть и общество в целом, добиться политического призна­ния. Эти факторы и сейчас могут привести людей к неоязычеству. В «группе риска» оказывается и молодёжь, в т. ч. старшего школьного возраста, со свойст­венным ей юношеским максимализмом, отвержением авторитетов, желанием создать контркультуру, и, наконец — не всегда осознанным стремлением опре­де­л­ить смысл своей жизни. Родноверие создаёт иллюзию ответов на все вопросы. Суррогат духовности (обряды, ритуалы, нередко носящие оккультный характер), шаблонная идеология (дескать, «была светлая родная вера предков, а потом наступили тёмные века чужеродного христианства»), призыв к действию (от «слияния с природой» до «мочить христиан») — всё это захватывает, соответственно, чувства, ум и волю молодых людей. При вовлечении в нео­языческие структуры нередко используются психологические приёмы, свойственные деструктивным сектам. Так, для привлечения людей родноверческие группы предлагают принять участие в празднике, окунуться в «народные традиции», излечиться от болезней методами «традиционной медицины». На самом же деле происходит участие в нео­язы­ческих обрядах, включая жертвоприношения — т. е. налицо явный обман.

Неко­то­рые неоязычники совершают подмену понятий и называют себя «право­слав­ными» («славящими правь»), «староверами». Среди членов орга­низа­ций в той или иной мере имеет место контроль поведения, информации, мышления и эмоций. Формируется неоязыческая (а по сути – оккультная) сис­тема ценнос­тей, идёт постоянное навязывание идей, пропагандируемых груп­пой. Мир раз­е­ляется на «своих» и «чужих». Идёт культивирование идей расизма, национа­лизма, шовинизма. В ряде случаев — политическая анти­прави­тельст­венная про­па­ганда. Могут быть вмешательства в личную жизнь адепта. Практи­ку­ются риту­альные действия, направленные на поддержание контактов с «бога­ми». Наряду с организованными формами родноверия большой вред приносит распространение его идей через литературу, интернет, масс-медиа, центры руко­пашного боя и т. д.

Например, среди юношей определённой популярностью пользуется так называемая «славяно-горицкая борьба», разработанная А. К. Беловым и неот­делимая в своей основе от нео­язычества. Известный боксёр А. Поветкин демон­с­т­ра­тивно позиционирует себя как «язычника», подавая пример своим болель­щикам. Неоязычество имеет свою музыкальную культуру, причём разных стилей: фолк, рок, металл и др. Абсолютное большинство молодёжи использует для общения интернет, в т. ч. социальные сети: «В контакте», «Фэйсбук» и др. Ярким примером нео­языческой пропаганды может служить серия фильмов «Игры богов», ши­роко распро­страняемая именно в сети интернет. Она содержит ряд опасных мифов, в т. ч. антихристианских, а происходит из т. н. «Древнерусской Инглиистической Церкви Православных Староверов-Инглин­гов» под руководством А. Хиневича, осуждённого в 2008 г. за экстремизм. К сожалению, ряд неоязыческих мифов совершенно серьёзно воспринял известный сатирик Михаил Задорнов, который и популяризирует их с 2006 г., увлекая своим личным обаянием.

Страшное действие произвела книга «Удар русских богов», вышедшая под псевдонимом В. А. Истархова и выдержавшая несколько переизданий. Она трак­тует иудаизм, христианство, масонство и комму­низм как «еврейские рели­гии, со­зданные как информационное оружие для за­хвата и установления миро­во­го господства высшей еврейской олигархией и их са­танинскими хозяевами» и при­зывает разбудить «дремлющие силы» в русском народе на основе якобы ве­дических верований. Многие неоязычники-родноверы фор­мировали своё миро­воззрение на основе этой книги. Выяс­нилось, что А. Копцев, напавший зимой 2006 г. на прихожан московской сина­гоги, имел «Удар русских богов» в качестве настольной книги. Сейчас она включена в федеральный список экс­тре­мистских материалов, как и некоторые другие образчики неоязыческой лите­ратуры. Ещё пара примеров. В 2004–2005 годах в Санкт-Петербурге действовала безы­мянная группа на­цистов (условно называемая БТО – боевая терро­ристи­че­ская организация), созданная Алексеем Воеводиным и Дмитрием Борови­ковым. Ранее, будучи скинхедами, они посещали языческие обряды, принимали «родноверческие» имена и издавали журнал «Гнев Перуна». Отличительная черта БТО – нена­висть к Православию. Как сообщали СМИ, Боровиков и его команда всерьез об­думывали теракты в церквах, поскольку считали, что взрыв­чатку легко проне­сти в храм и спрятать куда-нибудь за икону. В 2010 г. получили различные сроки заключения трое скинхедов, совер­шившие ряд убийств и организовавшие несколько терактов в 2008—2009 гг., в т. ч. взрыв в храме Святителя Николая в Бирюлёво (Москва) и попытку взрыва в ресторане «Макдоналдс». Как выяснилось, в основе их преступлений лежала националистическая и неоязыческая идеология.

Одна из самых активных (по данным Генеральной прокуратуры) экс­тре­мистских организаций в России — «Северное братство» — также руководст­вовалась в своей антигосударственной деятельности неоязыческим учением, со­е­динённым с идеями национализма и сепаратизма (лозунг: «Русь против Рос­сии»). Её участники взаимодействовали через интернет. Что может быть признаком принадлежности человека к неоязычникам или увлечения их учением? Это могут быть внешние символы: «звезда Сварога», «коловрат» и разного рода свастики, различные обереги и миниатюрные идолы; слушание соответствующей музыки, чтение литературы, насыщенной неоязы­чес­кой символикой и сюжетами (в т. ч. и художест­венной, фэнтэзийной). Но глав­ное, конечно, сами идеи, носителем которых становится человек. Если в сво­ей речи он использует хотя бы некоторые из основных положений (по су­ти — мифов) нео­языческой доктрины, цитирует характерные лозунги, в т. ч. имеющие националистическую окраску — есть все основания полагать, что он заражён идеями неоязычества. Правда, не всегда этот факт можно своевременно выявить и должным образом отреагировать.

К сожалению, действия властей в отношении неоязычества (как и в случае с другими НРД и сектами) далеко не всегда носят упреждающий характер. Чинов­ники неред­ко предпочитают их «не замечать», пока не случится какая-нибудь трагедия. В то же время молодёжь, обрабатываемая идеологами родно­верия, легко впитыва­ет их учение. Для того, чтобы противостоять этому вовлечению, надо, конечно, не только опровергать ложные мифы нео­язычников — необходимо показывать подрост­кам красоту и истинность православного христианства. Вероучительные положения неоязычников-родноверов весьма разнооб­разны. Не все из них считают себя политеистами, т. е. почитателями различных богов — есть и пантеисты, и монотеи­сты, полагающие почитаемых ими богов проявлениями Единого Бога. Мно­жественность религиозных концепций офор­милась в характерном утвер­ждении: «Сколько родноверов, столько и родно­верий». Обря­ды, кален­дарь праздников, символика в разных группах могут иметь очень большие отличия. Для неоязычества характерен крайний субъек­тивизм (каждому родно­веру бог является напрямую; человека кто-то или что-то «ведёт», его волей кто-то руководит). Нет объективных критериев нравст­вен­ности. Нет и ясных взглядов на смысл жизни и посмертную участь человека.

Для сравнения — в христианстве есть чёткое богословское учение, взаимо­связанное с нравственными представлениями и со всем строем жизни. Все христи­ане веруют, что Бог Един в трех Лицах – Отец, Сын и Святой Дух; Он — Творец все­лен­ной. Иисус Христос – Сын Божий, воплотившийся Бог, спасший человечество Своей крестной смертью, и Своим Воскресением даровавший верующим в Него победу над смертью и дьяволом. Мы вступаем в завет (союз) с Богом через Крещение, спа­саемся от греха, дьявола, смерти; обретаем вечную жизнь с Богом в Его Царствии. Цель жизни человека – добровольное соединение с Богом в любви.

Следует также отметить, что родноверы имеют ряд исторических мифов, которые находят отклик у патриотически и националистически настроенной молодёжи. Одни из мифов носят положи­тельный характер — о древних сла­вянах, их истории, быте, верованиях, обрядах. Другие — отрицательный: о христианах, о евреях и т.д. К официальной истории, хронологии, датировкам от­ношение у родноверов скептическое. Из летописей и археологических ис­следований принимают толь­ко то, что соответствует их взглядам на исто­рию. Среди отрицательных мифов родноверов можно чётко выделить большую группу антихристианских. Это мифы, очерняющие христианство вообще и Русскую Православную Церковь со всем её историческим существо­ванием — в частности. Один из основных родноверческих тезисов: «Христианство — это жи­дов­ская вера». В «лучшем» случае оно объявляется чисто национальной иудей­ской религией, в худшем — тайным проектом, направленным на порабо­щение всего мира. Конечно, в связи с этим провозглашается лозунг: «Христи­анст­во — религия рабов». В подтверждение этого ими вспоминается произ­вольно толкуемое выражение «раб Божий», а также представление о том, что христи­анс­тво распространялось в первую очередь среди рабов — что с точки зрения истории является явным сужением полноты картины. Разумеется, родноверы никак не могут обойтись без мифа о том, что князь Владимир вводил христианство на Руси с помощью масштабного насилия — «крестил Русь кровью». Конечно, здесь необходим ответ историков-специали­стов с привлечением всего научного аппарата и всех имеющихся результатов ис­следований.

Источник

Оставьте ответ