Сайт противодействия экстремистским настроениям в обществе

Меры и способы противодействия угрозам исламского экстремизма

Говоря о современном «исламском» терроризме и его угрозе, необходимо подчеркнуть, что основной и непосредственной причиной развития терроризма в регионе следует считать распад социалистической системы и развал Советского Союза. В результате распада СССР с предшествовавшим ему банкротством идей социализма во многих государствах Ближнего и Среднего Востока (Египет, Ирак, Сирия, Ливия, Афганистан и др.), идеологический вакуум там, а затем и в мусульманских регионах России быстро стал заполняться исламом. Последний предстает прежде всего в своей самой воинствующей форме — форме радикального ваххабизма, требующего с помощью «священной войны» вернуть мусульманский мир к халифату. Фиксируя активизацию ислама на мусульманском Востоке и в России, эксперты отмечают, что ислам, которому присуще враждебное отношение к либеральным ценностям и который может привести только к тирании и обнищанию, стремится заполнить вакуум, образовавшийся после коллапса коммунизма.

В настоящее время ваххабизм получил наибольшее распространение в Дагестане и Чечне. В Дагестане до известных событий августа — сентября 1999 г. активистов этого экстремистского течения в исламе насчитывалось до нескольких тысяч. Экстремистов, имеющие тесные контакты с религиозными деятелями многих государств Ближнего и Среднего Востока, внесли существенный вклад в религиозно-теоретическое обоснование чеченского сопротивления в период военных действий в Чечне.

Многочисленные исламские партии, движения, неправительственные мусульманские организации и учреждения, а иногда и непосредственно исламские государства (Саудовская Аравия, Кувейт, Катар, Сирия, Пакистан, Турция, Афганистан и др.) по каналам своих спецслужб, оказывали и оказывают финансовую, военную, идеологическую и иную помощь Чечне в ее борьбе с «неверными».

Стремясь завладеть умами и настроениями как можно большего числа верующих Кавказа, эмиссары МИОС за период своей деятельности в регионе приняли активное участие в создании новых и реорганизации существующих мусульманских организаций и движений, неизменно привнося в их деятельность идеи исламского радикализма, нетерпимости к представителям других вероисповеданий, откровенные антироссийские настроения.

Международное сообщество, обеспокоенное происходящими на Кавказе событиями, распространением религиозного экстремизма, международного терроризма, также в тот период выступило с заявлениями, осуждающими действия религиозных фанатиков и лиц, их финансирующих.

В связи с такими событиями, превратившими ряд территорий Северного Кавказа в арену ожесточенных боев, неизбежно встает вопрос: как могло произойти подобное, как российское и республиканское руководство могло не заметить угрозы, исходящей от радикализации и политизации ислама, в результате чего местный ваххабизм трансформировался в серьезнейшее социально-политическое явление, представляющее собой один из основных факторов, определяющих общероссийский политический процесс. Отвечая на этот вопрос, необходимо сразу подчеркнуть, что и российские, и республиканские власти оказались неподготовленными к процессу «исламского возрождения», который резко начал развиваться с конца 80-х годов.                     В последующем реакция на это явление стала более адекватной, однако далеко не скоординированной во всероссийских масштабах.

Можно выделить следующие меры противодействия властей угрозам исламского экстремизма:

1. Правовые. 16 сентября 1999 г. Народным Собранием был принят закон «О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан», в котором «создание и функционирование ваххабитских и других экстремистских организаций» признается «противоречащим Конституции РД» и «угрожающим территориальной целостности и безопасности республики», а потому запрещаются.

2. Политические. Практически во всех республиках региона во второй половине 90-х гг. проводятся многочисленные конференции, собрания, съезды, осуществляются иные мероприятия «антиваххабитской» направленности.

3. Административные.

4. Силовые. По мнению военных экспертов основными направлениями должны быть защита (охрана и оборона) территорий и важных объектов, контрразведывательные мероприятия, действия по выявлению и уничтожению основных сил, а также диверсионно-подрывная деятельность. В число основных действий по выявлению террористов и уничтожению их по современной теории входят разведка и непосредственно боевые действия. Основная нагрузка в данной тактике ложится на разведку, которая должна обеспечивать оперативной информацией войсковые подразделения. С этой целью могут использоваться новейшие технические средства агентурной, войсковой, воздушной и радиотехнической разведки.

В этой связи, как представляется, разрешение проблем политико-институционального строительства в Северо-Кавказском регионе, связанных с проблемой «ваххабизма», требует доработки и развития политико-правовых принципов федерализма, концепции защиты национальных и геополитических интересов России. Следует также разработать комплексную научно обоснованную программу по локализации агрессивных устремлений исламского фундаментализма и исламского экстремизма, в которой будут задействованы возможности государственных структур, силовых ведомств, общественных и религиозных организаций России.

Основной целью исламского радикализма является изменение места и роли религии в жизни общества, в результате чего представители данного течения отвергают господствующую идеологию, политическую практику существующего светского режима и государственное устройство как не соответствующее нормам мусульманской религии.

Таким образом, исламские экстремисты преследуют следующие цели: установление в обществе основ исламского теократического государства, введение в общественную практику норм шариата и, наконец, восстановление халифата в качестве единого государственного образования всех мусульман. Из этого следует, что угроза исламских радикалов направлена на территориальную целостность Российской Федерации.

Исламский экстремизм как крайнее проявление радикализма преследует те же цели, но «здесь» и «сейчас», не отвергая применения для этого таких форм и методов, которые выходят за рамки законных с точки зрения международного права (в том числе террористических).

Исламский радикализм, рожденный в условиях Северного Кавказа, имеет не только религиозный характер, но и, безусловно, отражает особенности культуры, традиций, менталитета и истории народов. Всплеск экстремизма в данном регионе связан, во-первых, с особенностями внутриполитического процесса в России в конце 80-х — начале 90-х гг., а во-вторых, внешними факторами, придавшими конфликту геополитический характер.

Целью исламских радикалистских сил является не только образование в регионе не только исламского теократического государства в их собственном понимании, но и дальнейшая идеологическая и военная экспансия на территорию России. Это является в то же время, одним из этапов агрессии против сложившегося международного порядка. В таком случае Северный Кавказ неизбежно превратится во второй после Афганистана полигон институционального строительства в духе идей радикального ислама, в прибежище международных мусульманских террористов, торговцев оружием и наркотиками.

Разумеется, такое развитие событий поставило бы под угрозу геополитические интересы России, как, впрочем, и ее целостность.

Как свидетельствует обширная мировая практика, радикальный ислам не остановится в фиксированных границах географического проживания определенной общности мусульман, поскольку для них заветная мечта состоит в объединении всей мусульманской уммы мира в рамках единого политического государственного образования — халифата. В этом случае неизбежным представляется процесс «растекания» исламской радикальной идеологии и практики на другие «мусульманские» территории как в рамках России, так СНГ и других государств мира.

Одной из мер, препятствующих распространению экстремизма, может стать координация действий всех уровней власти, выработка социально-экономической, политической, образовательной, культурной программ с дальнейшим контролем их выполнения.

Процесс исламизации, идущий в России, необходимо направить в русло традиционного российского ислама с помощью исторически сложившихся религиозных структур. Помимо этого, возможны такие фискальные меры, как запрет на деятельность любых зарубежных «благотворительных», «общественных» организаций религиозного толка.

Резюмируя вышеизложенное, можно выделить следующие угрозы:

Угроза территориальной целостности России. С помощью пропаганды продвигается в сознание жителей северокавказких республик идея единого, независимого от России мусульманского государства. Стимулируется создание на территории других регионов организаций религиозно-политического характера, в которых идеи исламского экстремизма должны стать идейной основой.

Криминогенная угроза. Так, например, только за 1997 г. было совершено около 3558 преступлений, похищено 246 человек. В среднем за неделю происходило 60 — 70 преступлений, в том числе 8 — 10 убийств. В центре Грозного был открыт невольничий рынок, сотни людей подвергались насилию. Похищение людей с целью выкупа приобретало характер преступной эпидемии. В течение 1998 — 1999 гг., по официальным данным, было похищено 1094 человека.

Террористическая угроза. Чечня превратилась в базу международного терроризма. Поэтому представляется необходимым решение следующих стратегических задач: решение экономических, социальных, политических проблем региона выработки приемлемой для большинства населения национальной политики России. Во-вторых, требуется не только бороться с терроризмом как с преступным деянием, но и воздействовать на причины, его порождающие. Борьба с угрозами исламского экстремизма требует комплексного подхода, в котором должны присутствовать меры и экономического, и политического, и социального, и, естественно, специального характера. Конечно, это долговременная программа, и ее реализация зависит от многих обстоятельств. А ситуация такова, что требует решительных и эффективных мер уже сегодня.

Э.К. Джамалова,
к. юрид. н., доц. ДГУ

Источник

Оставьте ответ